Кто такие калики перехожие?

4 Октябрь 2012 Автор: Категория: Обзоры

Не было у меня еще поста об изучении русского языка для русскоязычных, но, во-первых, родная речь и культура – наше все, а во-вторых, во мне недавно разбудили крокодила. Мой оппонент утверждал, что былинные калики перехожие – это увечные старички, как на картине Прянишникова, а я возражала, что они были добры молодцы в шелках. В итоге я припала к истокам отечественной славистики и обнаружила две статьи XIX века о том, кто такие калики, какое отношение они имели к еретикам-вербовщикам и запрещенным славянским апокрифам. Знаете, по сравнению с нашими академиками “Код да Винчи” Дэна Брауна уныл, как договор на отгрузку шлагбаумов для Тюмени.

Я выложила обе статьи на своем сайте. Первая написана лингвистом Измаилом Ивановичем Срезневским и опубликована в “Известиях Императорского Археологического общества”. Она называется “Крута каличья. Клюка и сума, лапотики, шляпа, колокол”. Файл в формате pdf, кликайте – статья откроется в новом окне. А тут у нас “Калики перехожие и богомильские странники” в “Отечественных записках” от академика Александра Николаевича Веселовского (скан статьи с сайта bolesmir.ru). Вторая статья в формате djvu. Расширения для просмотра файлов этого типа общедоступны и бесплатны.

Почему они? 

Оба – гордость российской науки, жили в середине XIX века. Благое время с точки зрения изучения славянских языков и славянской истории. В монастырях хранились редкие летописи, по дорогам все еще ходили странники – исполнители духовных песен, носители устной фольклорной традиции. Купцы привечали старушек-богомолок, те отрабатывали хлеб, выполняя несложные обязанности по дому и рассказывая подрастающему поколению сказки, былички и поэтические тексты духовного содержания. Культура жила.

Слова, которые мы встречаем в былинах, были еще в обиходе, пусть и частично. Например, “гуня” или “гунька” все еще означало кафтан, верхнюю одежду, но не на людях высшего сословия, а на кабацких пропойцах. Писатель Николай Семенович Лесков в сносках к рассказу “Грабеж”  (смешной и сентиментальный рассказ, всем советую, есть в интернете)  указывает, что слово “гуня” было в ходу вплоть до середины XIX века в Орловской губернии.

Не было в научных статьях того периода упрощений, свойственных Википедии. Ученые писали густо и кудряво, подкрепляли свои слова фактами, ориентируясь на идеи православия, самодержавия и народности. 

Об авторах. Срезневский был человеком весьма одаренным. В 14 лет поступил в университет, за три года стал кандидатом наук. Готовил себя к карьере политика и юриста, но стал вместо этого одним из столпов славистики и отечественной этнографии, специалистом по славянским языкам, верованиям и обрядам. Академик Веселовский – блестящий специалист по истории русской литературы, знаток культуры Возрождения в разных странах Европы, его докторская диссертация касалась взаимодействии литературы Востока и Запада.

Статья И.И.Срезневского.  

Итак, калика по Срезневскому – это паломник, странник, пилигрим. Человек, который дал обет пойти по святым местам и потому пользующийся заслуженным уважением окружающих. В массе своей это дородные, физически сильные мужчины с полным комплектом боевых навыков. Даже если странник был в возрасте, то звали его “старчище” и “пилигримище” (см. былину о Василии Буслаевиче).

Само облачение пилигрима называлось каличья крута. Судя по текстам, большинство паломников было одето богато и даже роскошно. Срезневский приводит пример, как сорок калик собирались в Иерусалим на богомолье.

Лапотки на ножках у них были шелковые

подсумочки шиты черна бархата

в руках были клюки кости рыбьея,

и на головушках были шляпки земли Греческой.

Этот перечень одежды, что интересно, повторяется во многих былинах, что наводит на мысли о некой униформе пилигримов.

“Кость рыбья” – это не селедкин хребет, а так называемый «морзовый зуб», «моржовый зуб», «кость морша», «рыбья кость», «рыбьи зубы», даже «кости рыбьи моржового зуба». Это тоже недешево.

В большинстве кириллических интернет-ресурсов говорится, что калики – это российские паломники. Да, это верно, многие псковичи, москвичи и пр. действительно отправлялись на богомолье в Грецию или Палестину целыми дружинами или братчинами. Но Срезневский говорит о том, что былинные странники зачастую одевались, как пилигримы европейские. Вот, что он пишет в первой части своей статьи.

 “Что во всей это каличьей круте мало русского, доказываться, кажется, не для чего. А между тем, сходство с крутой пилигримов западно-европейских очень резко. Главные части убора уборов пилигримов западных определены в Чиновнике Руанской церкви (Париж. Импер. публичная библиотека № 1213, выписки у Дюканжа), при описании обряда отпуска пилигримов, совершавшегося во вторник насветлой недели. Избранные в участию к обрядах, по образу пилигримов (in similitidine piligrimum) должны быть в туниках и в капах (верхних плащах), с посохами и с сумами и в шляпах на головах”.

Что касается посоха, то это была не просто дорожная палка, а так называемый посох странствия, baculum peregrinationis, чья верхняя часть была загнута – так называемая клюка. И сума, и посох давались паломнику духовным лицом, причем в странствия уходили не только миряне и клирики, а вельможи и даже короли. Например, то же облачение получил король Франции Людовик IX Святой. 

“Короли французские получали посох и суму в аббатстве Дионисия, покровителя Франции”, – пишет Срезневский, – Трудно с достоверностью сказать, чем именно отличались части убора наших калик от соответственных частей убора западных пилигримов, но сами части были те же”.

Подробнее список и соотношение одежды смотрите в конце раздела I статьи Срезневского.

Что же такое колокол? Срезневский полагает, что это капа, плащ пилигрима. Это слово было интернациональным и единым для всех пилигримов, только в каждой местности его произносили по-своему. Чехи называли его klakol. Французы – cloche. Англичане – cloak. Срезневский предположил, что слово восходит к общему латинскому корню и обозначает и плащ, и колокол одновременно.

колокол у калики перехожего

Не все, конечно, странники ходили по уставу Юлианской обители аббата Михаила. Я нашла the pilgrim’s cloak of Stephan Praun, (felt & leather) – плащ пилигрима Стефана Прауна, выставленный в Germanisches Nationalmuseum, Nuremberg, Germany. Плащ из войлока и кожи.

плащ пилигрима, каличья крута

27-летний Стефан, сын нюрнбергского торговца, носил этот плащ (pilgermaentel) поверх туники, когда ходил на богомолье в Сантьтяго ди Компостелла (Santiago di Compostella) в 1571 году. Похож на колокол? А представьте такой до пола.

Возможно, странники в большинстве своем не соблюдали форменную одежду и ходили только с посохом и сумой. Но нельзя отрицать и тот, довольно интересный факт, что многие, очень многие, былинные калики перехожие, одевались, как европейские пилигримы. Вот что пишет Срезневский.

Крута каличья

По мнению Срезневского, переписчики внесли свою долю путаницы, и слово klakol из южно-славянской языковой группы превратилось:

  1. в шапку-колпак, которая в отдельных легендах превращается в медный колокол на плечах. Иногда по тексту невозможно определить, что это такое: головной убор или накидка. А иногда уточняется, что странник нес на плечах колокол трехсот пудов, а в руках язык от колокола, что, конечно, было откровенной фантазией. 300 x 16,38 кг = 4914 килограммов на плечах. Неплохо для увечного, даже с учетом неизбежных для былин гипербол. :-)
  2. в кафтан, гуню, шубу, поскольку в народном языке не нашлось соответствия европейской капе – pilgermaentel. Вспомните момент, когда Алеша Попович отобрал у калики “соболью шубу долгопятую”. Я еще в школе удивлялась, каких же  габаритов должен быть “убогий”, если в его облачение поместился знаменитый богатырь? Если верить Срезневскому, то приличный колокол пилигрима был поистине безразмерным.

Итого:

Калики были очень разными и представляли разные христианские течения и социальные группы. Одни были бедными, другие богатыми. Одни путешествовали в одиночку, другие – группами из 10-30 богомольцев. Одни просто странствовали по свету, исполняли духовные песнопения и жили тем, что добрые люди подадут. Другие двигались целенаправленно в Палестину или Грецию поклониться святым местам и вернуться обратно. Богатые, вернувшись с богомолья, снова жили, как прежде: сеяли, пахали, торговали. Бедные поступали под призрение церкви: уходили в монастыри или продолжали свое бесконечное странничество.

Уже в конце XIX века калика становится синонимом безобидного пожилого человека без определенного места жительства, который просит милостыню Христа ради. В то же время сами странники утрачивают значительную часть преданий, стихов и прочего фольклора. Популярными и постоянными в их репертуаре остаются 7-10 поэтических текстов.

Статья А.Н. Веселовского.

Эта статья была написана позже предыдущей. Ученый касался не одежды, а сути каличества. Центральная идея о том, что изначально калики были представителями известной и своеобразной ереси – неоманихейства. В прошлом посте о загадочном манускрипте Войнича я уже упоминала катаров и альбигойцев. Это то же самое, названий и самоназваний у этого течения очень много. Сами себя они называли христианами, добрыми христианами или добрыми людьми. В Болгарии их звали патаренами и богомилами. В Германии и Франции – катарами. В Италии и Франции были альбигойцы. В Армении – павликане. Отдельные исследователи насчитывали более сорока групп и организаций подобного рода. В Россию, как считает Веселовский, приходили именно болгарские богомилы.

Эта удивительная система взглядов оформилась еще во II-III веках нашей эры, а бороться с еретиками и ересиархами начали уже в V столетии, причем и на христианских, и на исламских территориях, но это не помогало. В X веке Болгария становится своеобразным духовным центром, откуда эти воззрения растекаются по всей Европе, а в XII веке проникают даже в Китай.

Веселовский полагает, что миссионеры под видом калик и купцов приходили в Россию, причем под этими масками выступали не просто верующие миряне, а богомилы высокой степени посвящения – так называемые “совершенные” (perfecti). У них были своеобразные приемы вербовки. Например, приезжего купца обычно спрашивали: “Есть ли у тебя что-то особенное на продажу?” Тот отвечал: “Есть, если в церковь не отдашь”. Заручившись согласием, он начинал рассказывать о том, что есть у него “камень самосветный, через который всю правду видеть можно и который по ночам путь освещает”. Так покупателя подготавливали к тому, что камень – аллегория, и вместо крупного алмаза он получит рукописную сокровеную книгу, где есть ответы на все насущные вопросы. Принято называть эти тексты апокрифами или отреченными книгами.

АПО́КРИФ (греч. apokryphos — “тайный, сокровенный”) — сокровенная книга, содержащая тайные учения, эзотерические знания, доступные только жрецам и Посвященным. Таким апокрифом была знаменитая книга Гермеса, или Кибалион (отсюда “герметические знания”; см. герметическое искусство). В христианском учении есть ветхозаветные и новозаветные книги, не причисленные к каноническим текстам. Они также называются апокрифами. (slovari.yandex.ru)

Содержание отреченных книг может быть разным. Это и легенды, и жития, и духовные стихи, вопросы и ответы. Веселовский приводит массу примеров того, как неоманихейские апокрифы вплетаются в славянский фольклор, как изменяются с течением времени. Он довольно подробно разбирает сами сюжеты, их влияние на культуру государства Российского. На странице 701, например, пишет, что подобные тексты стали частью народной обрядовой магии: заговоров и суеверий.

Что же это за воззрение такое – неоманихейство?

Исконное манихейство зародилось на Ближнем Востоке в III веке нашей эры. Его основатель – персидский поэт, который проповедовал пессимистическую идею о том, что в мире изначально существовало зло, и оно было так же самостоятельно, как и добро. Если вы помните роман Булгакова “Мастер и Маргарита”, то для вас не составит труда представить себе подобную вселенную. Я читала, что Булгаков до написания “М и М” интересовался альбигойцами (у него, что характерно, в романе персонажи обращаются друг к другу “добрый человек”), но до сих пор не знаю, правда ли это или вымысел современных исследователей.

Если вкратце и грубо говоря, то неоманихейство – это по форме христианство, а по сути буддизм с чертами других восточных религий: зороастризма, парсизма, иудаизма, идей, пришедших из вавилоно-халдейского культурного слоя. Представители неоманихейской волны – катары, богомилы, альбигойцы и прочие – проповедовали аскетизм, учение о перевоплощении душ и противопоставление духа и материи.

 “Главное основание этого начала состоит в признании двух космических начал, двух божеств, доброго и злого, светлого и темного. Первый – творец невидимого, духовного мира; второй – всего видимого, плотского, осязательного.”

Богомилы считали, что человека, который не желал вступить на светлый путь, ждала долгая череда перевоплощения души. Чтобы достичь просветления и Рая, нужно было покорить плоть: не есть мяса, воздержаться от общения с противоположным полом. Убивать животных было нельзя, этим можно было помешать покаянию души, поселившейся в этом теле. Нельзя было лгать, клясться и воевать даже с оборонительной целью. В человеке повторялся тот же дуализм, что и в космосе: душа – часть светлых сил, а тело – часть темного тленного мира. И выбор должен быть сделан в сторону света, хотя А.Н. Веселовский пишет, что эти учения как раз спровоцировали интерес к магии в Средневековой Европе. Точнее были одной из возможных причин.

На странице 719 Александр Николаевич проводит параллели между богомильскими странниками и нашими былинными каликами:

Постоянный эпитет наших калик “нищая братия, убогие люди, бедные убогие”. Они странствуют толпами. Богомильские странники, принявшие обет бедности и нестяжания, ходили всегда вдвоем, иногда группами. В отдельных регионах (Австрии, например) существовали 12 апостолов, которые обходили свои области за год. В своих странствиях они рассказывали, что раз в год бывают в Раю, где беседуют с Енохом и Илией. Вспомните еще раз предыдущий пост о манускрипте Войнича, где я писала о Енохианском языке. Если люди начинают общаться с потусторонним миром (или рассказывать об этом, собирая разные тому доказательства), то, значит, жди изобретения тайного ангелического языка  и загадочной рукописи на нем.

Богомильские странники выбирали себе старшего. Наши калики, пишет академик Веселовский, выбирали себе “наибольшего атамана”.

Богомилы носили с собой суму, а с ней Евангелие. То же самое демонстрируют былинные калики.

Втапоры молодой Касьян сын Михайлович
Вынимал из сумы книжку свою…

Первые калики приходят из центра неоманихейских учений, о чем, по мнению, академика Веселовского, свидетельствуют шляпки земли Греческой на их головах. Что это за таинственные шляпки? Веселовский частично согласен со Срезневским, что это может быть колпак-колокол, но версий об этих загадочных “земле-Грецких” шляпках я встречала много и в других источниках. Далее Веселовскиий делает вывод о том, что родственность (созвучие) слов калика и латинского caligae/calicae (башмачок, сандалий)  убеждает нас в том, что крута, т.е. облачение странников, “была не чисто русской, а общей, западно-европейской”.

Вплоть до XII века калика употребляется в значении пришелец, странник (Веселовский на 720 странице ссылается на записки игумена Даниила 1114 года). Изменил значение этого слова новгородский архиепископ Василий, который носил в миру имя Григория Калики, т.е. паломника. Он ходил в Палестину, был на берегах Иордана. Став архиепископом, он сохранил, по мнению автора, пристрастие к отреченным книгам и в своих послании тверскому епископу Федору обозначил калик как “странников к святым местам”.

Вывод.

Вывод автор делает следующий: у калик длинная поэтическая история, где трудно разграничить реальность и вымысел, но за тысячу лет это слово изменяло свое значение дважды.

“Сначала пришельцы со славяно-византийскоого юга, они водворили у нас живые воспоминания о нем и вместе с дуалистической ересью богомилов цветущие апологии Востока и буддийские сказки. Позднее наши богомольные странники к святым местам увидели их толпы на берегах Иордана у Гроба Господня и отождествили их с паломниками. Былина сделала их дородными молодцами, могучими русскими богатырями.   Теперь они обратились в калек, сидят на распутьях, у церковных дверей, распевая старинные стихи и понимая в насущном смысле, что в них говорилось о благодатном питании словом Божиим: “Ты дай им  свое святое имя… Будут они сыты да пьяны”.

Итак, сначала это пришельцы-инородцы, затем наши странники-богомольцы. А затем, самое позднее, третье значение слова – настоящие нищие, которые кормятся милостыней.

От себя:

Одна из моих прабабушек – родом с Уральской деревни – знала несколько духовных стихов, которые можно причислить к апокрифам. Перед Пасхой она пела песню об иноке и золотой книге, и было в этой песне что-то невыносимо грустное. То ли сюжет, то ли голос – одинокий. Не было никого, кто знал бы слов, а я была слишком мала и эту песню так и не выучила. Не успела… Так и исчезают памятники устной культуры: тексты, смыслы, память

Когда я начала погружаться в эту тему, копать то, что нам известно о влиянии европейских еретиков на фольклор, утраченном значении других былинных выражений, то испугалась, как быстро мы, носители языка, забываем суть слов и продолжаем тащить на себе их гремящие оболочки. Кто сегодня знает о Китоврасе или шамор-камне кроме кучки филологов? Кого волнует, что в Хазарском каганате (столица – Итиль, 15 км от Астрахани) было множество самых разных религий, в том числе официально признанный иудаизм? И все это влияло на нашу культуру и язык самым непостижимым подчас образом. Кто может прочитать былину с удовольствием и понять все, что там написано? Способны ли учителя объяснить все, что интересует любознательных школьников, учитывая, что количество часов, посвященных родной литературе и культуре, стремительно сокращается, а привлекательность педагогической профессии объективно невысока? Чем дольше мы живем, тем больше древние тексты напоминают закодированные послания. И даже если их расшифровать, многим ли это будет интересно?

Подписывайтесь на обновления Lingoberryjam.

И не переставайте удивляться этому миру.

Возможно, Вам будет интересно:

Как учат языки на LinguaLeo?
Как учат языки на italki?
Где найти шпаргалки по английскому?

Комментариев (1)

Комментарии:

Оставить комментарий


− 6 = 1